Светлана Панина (svetlana_panina) wrote,
Светлана Панина
svetlana_panina

Сага о корнях



Вчерашний день начался с рассвета, который своим одним опухшим и красным глазом нагло заглядывал мне в открытый рот. Внутри меня от этого взгляда все застеснялось и пересохло, поэтому пришлось проснуться, со скрипом прикрыть рот и идти на кухню его мочить. Часы показывали шесть утра, а календарь вдохновенно сообщал, что меня ждет незабываемая встреча со стоматологом.

Я вообще уже 10 лет со своим стоматологом встречаюсь. Только пожениться никак не могу. Потому что она ужа замужем. А во всем остальном - замечательный человек. Профессионал с большой буквы Пэ. И когда я говорю это про нее, я начинаю собой гордиться. Потому что Профессионалом С Большой Буквы Пэ она стала в основном благодаря мне.

Хотя поначалу она даже хотела бросить профессию. Когда, будучи молодым и амбициозным доктором она в первый раз увидела мою челюсть, то побледнела, схватилась руками в синих безлатексных перчатках за свое горло и просипела:
- Что это?!

А было от чего осипеть. Между нижней и верхней челюстью ее пациентки был зажат небольшой кусок бормашины, зверски оторванный от основной части аппарата.
- Да вот, что-то в зубе застряло, - хотела сострить я, но по понятным причинам промолчала.
Трофей вместе со мной был доставлен прямиком из государственной стоматологической поликлиники, где мне пытались просверлить передний зуб в кабинете острой боли.

Что такое "Кабинет острой боли" я запомнила на всю жизнь. Я туда обратилась, потому что у меня заболел зуб сильно, а дело было к вечеру и все стоматологи уже укладывались спать по семейным гнездышкам. И только кабинет острой боли ласково приглашал полечиться за разумные деньги и без предварительной записи.
- Вот, болит, - пожаловалась я докторше.
- Тут болит? - спросила меня женщина в белом халате, стукнув зеркальцем чуть пониже носа.
- Ойбля! - ответила я.
- Да-да. Тут у вас миловидное пятно.

Я засмущалась. Еще никто не называл мои пятна миловидными. И тут же прониклась к докторше доверием. Мое доверие не подорвалось даже бутербродом, который она ела, пока любовалась на мое миловидное пятно. И даже когда она взяла бормашину в одну руку, а бутерброд переложила в другую, я продолжала доверять. Холодное жало бормашины прижалось к моему миловидному пятну, нога медработника нажала на педаль и ток медленно потек по проводам...

Все остальное запомнилось как в замедленной съемке. Рукоятка бормашины вздрогнула, жало моментально, как в пропасть, провалилось куда-то глубоко внутрь зуба, врач взвизгнула и... выпустила бор из пальцев, вцепившись двумя руками в бутерброд. Но и это не подорвало моей веры в профессионализм врача! Ведь даже в такой нестандартной ситуации ногу с педали она так и не убрала. Бор так и продолжал жужжать и раскачиваться в моем зубе, шланг исполнял танец очковой кобры, а я арию «Смерть Брунгильды».

Стоматологическое оборудование извлекали из моей верхней челюсти по частям. Оказалось, под тонюсеньким слоем эмали, скрытым под меловидным (то есть похожим на мел, а вовсе не миловидным, как хотелось услышать мне) пятном в зубе скрывалась пещера горного короля, полная сокровищ для желающих озолотиться стоматологов.

Но юная и красивая Виктория Ивановна, сжимающая свое горло синими от перчаток руками, еще не знала всей этой истории. Ужас сползал по ее лицу в застегнутое декольте халата и покрывал ее тело явственно проступающими сквозь ткань одежды пупырышками. "Мне надо посоветоваться с коллегами", -  прошептала она и сбежала из кабинета.

Через 3 минуты кресло, в котором корчилась моя остывающая тушка, окружил консилиум специалистов челюстно-лицевой хирургии: четыре медсестры, две нянечки, дежурный электрик госпиталя и костоправ.
- Ой, это надо же, страсти-то какие!
- Как бы мозг не задеть, когда вытаскивать будем.
- Да где там мозг?
- Костный мозг, он везде!, - так переговаривались между собой специалисты, потихоньку становясь в хоровод и подходя ближе, ближе, еще ближе, пока их руки разных форм и размеров не легли мне на плечи, руки и голову…

В этот момент в кабинет ворвалась гора мускулов, на которой тесный халат держался каким-то чудом.
- Фырурх-фтаматолах – представилась гора из-под маски.
Из-за спины хирурга выглянула Виктория Ивановна и показала мне огромный молоток. Зрачки мои исполнили сальто назад в полоборота и все дальнейшее произошло без моего участия.

- Эта пациентка испытывает в организме недостаток бора, - ржала хирург, рассматривая добытый трофей одной рукой и помахивая ваткой с нашатырем перед моим носом другой.
- Еще один такой случай – и я уволюсь, сетовала Виктория Ивановна, штопая мою десну и оценивая результаты стоматологического ущерба.

Тогда, 10 лет назад мой любимый клык был спасен. Несмотря на то, что стоматолог кабинета острой боли разворотила сам зуб до основания, корень остался цел. В него вбили железный гвоздь ввинтили титановый штифт и нарастили прикольную штуку, которую потом покрыли металлокерамической коронкой. Получилось недостаточно гламурно, потому что штифт был не бриллиантовым, а коронка – не платиновой. Но зато носилось долго и счастливо.

Пока не родилась девица Александра.

И не подросла до счастливого возраста, когда она уже способна протаранить маме челюсть своим тяжелым и тупым предметом, расположенным в верхней части туловища и не принести никакого вреда собственно, самому тупому и тяжелому предмету.

Корень клыка огорченно лопнул и отказался держать в себе всю ту архитектурную композицию, что у меня изображала настоящий зуб.

И вот вчера рассветное солнце в последний раз видело мой клык. В полдень я уже сидела в кресле Виктории Ивановны, которая рассматривала рентгеновский снимок моих зубов.

- Антонина Станиславовна, а зайдите ко мне на секундочку, - позвонила она в соседний кабинет.
- Опять к вам Котя пришла? – обрадовалась Станиславовна громко в трубку, и по коридору раздался топот дюжины ног.

Уже 10 лет каждое мое посещение кабинета стоматолога превращается в нечто среднее между научным симпозиумом и подпольным слетом террористов.
- А посмотрите, какая замечательная гранулемочка. В учебнике такой не увидишь!
- А вот такой маргинальный периодонтит вы когда-нибудь видели?
- Смотрите, как живуч человек: с таким прикусом и дожила до зубов мудрости!!!
- Корни этих зубов уходят прямо в мозг и там повторяют все извилины коры больших полушарий.
- Чтобы пройти эти каналы необходим инструмент такой длины, что обычному человеку он поцарапает череп изнутри.

И вот, под пристальным наблюдением специалистов мне стали торжественно удалять корень клыка. Полчаса напряженной работы показал присутствующим, что не в характере котиных зубов оставлять место произростания без боя. В конце концов, вспотевшие эскулапы сдались и достали из-за спины деревянную хуялду.

На этот раз я осталась в сознании и с легким удивлением ощутила, что пара ударов деревянной хуялдой не приводит к сотрясению мозга, а очень даже освежающе действует. В сочетании с легким наркозом получается и вовсе прикольно – непременно хочется отобрать молоток и бегать по кабинету, ласково оглаживая им всех присутствующих. Только лень. Поэтому я спокойно дождалась, когда остатки клыка вынут из моего организма и только тогда взяла потрогать самый главный инструмент стоматолога.

В общем, нынче я стремительно учусь свистеть сквозь погрешность зубного ряда и жду, когда моему безвременно почившему клыку поставят новый металлокерамический памятник в кабинете зубного протезиста.

Вот такая история. Я рассказала и мне стало веселее. А вы читайте и берегите, пожалуйста, зубы от контакта с тяжелыми и тупыми предметами!
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →