Светлана Панина (svetlana_panina) wrote,
Светлана Панина
svetlana_panina

Трудно быть гадом

Сегодня после беседы с подругой задумалась о том, почему так легко общаться с человеком, который  уважает себя и ценит. Причем это самоуважение совершенно не бросается в глаза. Его можно отследить по "послевкусию" от контакта. Оно такое: "А какой я, оказывается, приятный человек! Да и мой собеседник - тоже ничего". Что-то в этом роде. С такими людьми практически не возникает чувство неловкости, неуклюжести, неуместности, даже если что-то неуклюжее действительно происходит. Такими людьми трудно восхищаться, потому что они показывают не только глянцевую сторону своей жизни. Но при этом рядом с таким человеком хочется быть, потому что в его присутствии можно позволить уважать себя неидеальным. Один такой человек сыграл важную роль в моей жизни. И наверняка даже не догадывается об этом.

На третьем курсе моего первого университета я попала на кафедру физики твердого тела.  Те, кто видел себя физиками, рвались на кафедру экспериментальной физики, электродинамики. "Звезды" факультета с первого курса точили зубы об гранит высшей математики, чтобы попасть на кафедру теоретиков и не заморачиваться в лабораториях. А я попала  уже туда, где просто остались места.  На момент распределения моя мама не могла ходить и сидеть, отец по этой причине - работать, брат был еще школьником, а я кормила семью, работая продавщицей в магазине. Моя единственная мечта была на тот момент - вообще вернуться к учебе в нормальном режиме, а не неделя - через неделю. Какая кафедра, было неважно. Честно сказать, даже факультет неважен был.  Лишь бы "вернуться к нормальной жизни". И вот первого сентября я попадаю в новую группу.

На факультете физики обычно много юношей и мало девушек. На нашем курсе соотношение М к Ж было  70:10. Первого сентября я вхожу в лабораторию кафедры твердого тела и вижу невероятную картину - почти все Ж факультета сидят и хлопают накрашенными глазками в ожидании преподавателя. Мне тоже пришлось накрасить глазки, чтобы не выделяться. Исключительно женский состав группы сыграл плохую шутку не только с нами, но и с преподавателями. Во-первых, мы слишком полагались на силу сисек в получении зачетов. И небезосновательно, конечно. Декольте в те времена было мощным оружием, рассеивающим внимание экзаменаторов-мужчин.  Во-вторых, нас за это естественно перестали воспринимать всерьез.   Снисходительные реплики в стиле "Конечно, принцип запрета Паули не поместился в ваших прелестных головках" - довольно быстро сократили размеры лекций по спецкурсам и требования на зачетах. К четвертому курсу группа прогуливала пары систематически и полным составом. Выше тройки на сессии все равно не получишь, а для получения троек нам вполне хватало наглости и пары бессонных ночей над чужими конспектами. Некоторые преподаватели бесились ужасно: и призвать к порядку невозможно, и отчислить формально поводов не было.

На четвертом курсе появился новый предмет. И новый преподаватель. Мы его ни разу не видели, но он нам сразу не понравился. Еще в расписании. Во-первых, в лабораторию надо было куда-то из родного обкуренного во всех любимых уголках университета ехать. То есть, прогулы можно будет объяснить потерянным проездным. Или пробками на дорогах. И вообще до деканата далеко, небось, интересоваться не будут. И во-вторых, фамилия преподавателя. Мы истерически хохотали, когда представляли, как будет выглядеть в зачетке зачет с его подписью. И вообще  - учебный год только начался, сделаем-ка мы вид, что мы вообще еще в общежитие не приехали.

Шла третья учебная неделя. Количество пропущенных спецкурсов росло. Группа ФТТ-4 (сокращение "физики твердого тела 4 курс"  за нашими спинами стала расшифровываться как "феноменально тупые телки 4 размер") прогуляла очередную пару в столовой и в самом лучшем расположении духа пыталась двинуться на лекцию по методике преподавания, которую никак нельзя было пропустить, ибо экзамен по ней принимала дама, дожившая до преклонных лет благодаря тому, что она каждый день ела мозг живых студентов на завтрак и пила коктейль Молотова между парами. Навстречу нам шел невысокий немолодой человек в аккуратном костюме с приветливой улыбкой. Мы никогда не видели его на факультете до этого, а если и видели, не успели запомнить.
- Здравствуйте, дорогая группа ФТТ-4!
- Здрасте, дедушка. А вы кого-то ищете?
- Вас и ищу. Я ваш преподаватель по спецкурсу.
- Черт! Добрался из своих гребеней до деканата, стукач хренов, сдавленно прошептал кто-то.
- Да, я ваш преподаватель Хренов. Приятно познакомиться,  - засиял мужчина.
И столько радости было в его лице. Столько неподдельного счастья. Как будто он действительно испытывал удовольствие от нашего знакомства. И дальше он сказал фразу, после которой мы как зайчики до конца года посещали его пары, с удовольствием изучали особенности работы дериватографа, калибровали масс-спектрометр, читали про хроматографию и рвались почистить тигли и отполировать линзы. Очень простые слова:
- Я вас ждал. И уверен, что у вас были действительно важные причины не посещать мои пары.

И он ни секунды не врал. Он действительно был уверен. Студенты не покупаются на лажу. Он никогда не вспомнил ни нам, ни кому-то еще, наши прогулы и с самого знакомства относился к нам, как к потенциальным коллегам: ни снисходительности, ни превосходства, ни заискивания. Мы занимались настоящим делом. В настоящей лаборатории. Не подгоняя "результаты" под "методички".  С ним было удивительно легко уважать себя. И именно ему должны быть благодарны другие преподаватели за то, что мы стали посещать их пары, чем-то интересоваться, чему-то учиться. Потому что наше возросшее самоуважение уже диктовало другой стиль поведения, другие задачи, другое отношение к учебе и людям. "Феноменально тупые телки" защитили дипломы на "хорошо" и "отлично", одна осталась работать на кафедре, трое из нас получили второе высшее образование. Я стала психологом. И только тогда узнала о том, что этот феномен "заражения уважением" в психологии известен уже давно.

Эффект Пигмалиона заключается в том, что предубежденность по поводу людей или ситуации часто влияет на развитие этой ситуации. Короче, будучи убежденными в чем-то мы ведем себя таким образом, что наши ожидания имеют намного больше шансов оправдаться. Однажды провели эксперимент: ученые устроили ""свидания вслепую" - парни и девушки видели друг друга впервые. Но девушкам "по секрету" шепнули, что парни их уже видели, и они парням уже успели понравиться. То же самое "шепнули" парням про девушек. В результате в той группе, где партнеры были убеждены, что нравятся друг другу, встречи прошли на удивление тепло. Девушки, уверенные, что они нравятся партнеру, вели себя естественнее и раскованнее, действительно вызывая симпатию. Парни не отставали. Мир, любовь и жвачка царили в экспериментальной группе, в которой подлые ученые сформировали совершенно необоснованные изначально  ожидания. В контрольной группе, где про "симпатию" партнера никому ничего не "шептали", результаты были куда как прозаичнее.

А теперь представьте, что случается, когда человеку говорят "вот этот о тебе плохо думает". Даже если "вот этот" тебя впервые видит, у него вряд ли сложится положительное мнение в ответ на напряженное лицо или натянутую улыбку. Хотя мы такие интересные звери, что нам и шептать ничего не надо. Мы уже заранее, чуть ли не с рождения знаем, что окружающие настроены если и не враждебно, то без доброжелательности. А от того и ведем себя часто так, что ничего приятного в свой адрес не вызываем. И вот почему мы раскрываемся лучшими сторонами там, где есть уверенность в том, что нас принимают. Согласитесь, очень сложно быть сволочью, когда ты знаешь, что к тебе хорошо относятся. Поэтому приходится себя заставлять.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →