Светлана Панина (svetlana_panina) wrote,
Светлана Панина
svetlana_panina

Немного о психотерапии. Буквально пара мыслей, они постоянно крутятся, но на полноценную статью нет времени. Как обычно у практических специалистов - если есть клиенты, то вечно не хватает времени на оформление результатов практики. Все никак не выйду на баланс. Поэтому кратенько о том, почему психотерапия нужна не всем и почему бывает нужна так долго тем, кому она нужна?

Не знала, что получится столько букв, когда только начинала писать.

Есть условно три категории клиентов, которые приходят к психотерапевту. Первая - когда люди приходят с практическим вопросом. Решают его или получают инструменты для его решения и уходят с благодарностью. Это те, кому достаточно консультирования. Они могут получать поддержку другого уровня - это или социальная, или врачебная помощь, часто помощь родственников. Иногда все, что может сказать психолог - это то, что психология этих вопросов решить не может (например, часто от психолога люди отправляются прямиком к юристу или парикмахеру-стилисту, бывает и такое).
Бывают люди, которым помогает 3-4 месяца регулярных встреч с психологом. Это люди, восприимчивые к так называемой краткосрочной терапии. Это те самые статистически значимые результаты, благодаря которым страховка в некоторых странах оплачивает именно 10-12 встреч с психотерапевтом когнитивно-поведенческого направления. А больше не оплачивает. Потому что когда для решения психологических проблем недостаточно 10-12 недель, это означает, что проблема лежит несколько глубже. И может потребовать другого промежутка времени. И других методов. А их страховые оплачивать уже не очень готовы, потому что долго и дорого и вообще... Страхование - это бизнес, терять деньги на тех, кому нельзя помочь быстро и дешево - это значит терять смысл бизнеса.
Долгосрочная психотерапия - это то, что может длиться от года до трех. И есть еще поддерживающая терапия, которая может эпизодически длиться всю жизнь.
И когда я задаю себе вопрос, от чего может зависеть продолжительность терапии, то, как ни странно, получается, что не от тяжести травматических событий, которые произошли в раннем возрасте. То есть, конечно, связь есть. Но есть кое-что, что влияет еще и очень значительно.
В самом деле, существует большое количество людей, которые пережили ужасные события. И они не нуждаются в долгосрочной терапии для того, чтобы улучшить качество их жизни. И есть люди, у которых как будто "не достаточно оснований" для настолько серьезных проблем с самочувствием и поведением, но они серьезно страдают. Просится еще одна версия - предрасположенность. И да, тот или иной вид нервной системы приводит к тому, что мы по-разному воспринимаем жизненные события. Культура, ожидания, окружение - все это тоже влияет на продолжительность терапии. Да даже терапевт влияет на продолжительность терапии - осознанно или неосознанно. Но есть такая величина, которая мне кажется наиболее весомой. И я рискну предположить, что едва ли не решающей.

Доверие.

Я вижу прямую связь между сформированностю доверия у клиента и продолжительностью ее терапии. В самом простом случае доверие уже сформировано. И оно сформировано в две стороны - я доверяю другому человеку (например, специалисту, к которому пришел и его компетентности). И я доверяю себе, что я выбрал правильного специалиста и смогу выполнить его рекомендации. Так, если я доверяю врачу, доверяю своей способности выбрать по определенным критериям хорошего специалиста, доверяю его назначениям, выполняю эти назначения - опа! Хороший результат. Я здоров. Мое доверие еще больше укрепилось. Или я доверял врачу, но что-то пошло не так, я обсудил это с врачом, он поменял назначение - опа! Хороший результат. Или я дважды попробовал то, что предлагал этот специалист, мне не помогло, но я знаю, что врачи, в основном, заслуживают доверия, поэтому я нашел другого и его назначения помогли. Как правило, на этом уровне помогают консультации - разовые или эпизодические.
Есть случай, когда доверие другому человеку сформировано, а себе в ограниченном круге вопросов человек доверяет не очень. Тогда он нуждается в том, чтобы с помощью повторяющихся успешных действий сформировать это доверие самому себе. Например, я пришел к специалисту, которому доверяю. Получил назначение. Я не очень уверен, что справлюсь с выполнением рекомендаций, но специалист будет поддерживать меня в моих успехах и я закреплю навык доверия себе. И в следующий раз буду лучше знать, как справляться. А если забуду - вернусь и получу разовую консультацию. Или пройду курс по другому вопросу. Потому что я знаю, как это работает. Это случай краткосрочной терапии, если мы говорим о психотерапии.
Понятно, что сфера самых непростых случаев будет там, где нет доверия ни себе, ни окружающим людям. И часто это принимает формы либо колебаний (я то доверяю, то не доверяю). Либо тотального отказа доверять (самые непростые отношения). Там, где система колеблется (вот тут доверяю, а тут - нет) - терапевту приходится быть очень устойчивым в том, чтобы ему можно было доверять. Это те случаи, где клиент будет крайне насторожен к любым проявлениям фальши. Где даже элементарная вежливость на уровне незначительных разговоров, требует от терапевта крайней внимательности к своему состоянию и честности. То, что у людей со сформированным доверием заняло бы от недели до двенадцати, тут займет ровно столько же времени, но до этого момента кучу времени займет формирование доверия. Потому что "терапевт говорит мне это, потому что ему нужны от меня мои деньги". "Терапевт говорит мне приятное, чтобы меня не обидеть, я тоже скажу терапевту, чтобы его не обидеть что-нибудь приятное". И так полгода, год или сколько потребуется прежде, чем клиент поверил терапевту. И не просто поверил - но и проверил. И не просто проверил, а проверил столько раз, чтобы не испытывать мучительного страха разочарования. Ведь именно это - обманутое доверие - основная драма, приводящая большинство людей к состоянию глубокого несчастья и, кому повезет, к психотерапевту.
Это доверие может быть разрушено локально, в какой-то одной-двух сферах. И человек выглядит так, что вполне справляется со своей жизнью, но у него есть вопросы. А может быть разрушено тотально. Доверие разрушается ложью. Есть доверие "некритическое" - то есть мы рождаемся с некоторой предустановленной программой. Я родился, чтобы жить. Жить - это хорошо. Вот есть человек, который поможет мне продолжать жить. И пока он помогает продолжать мне жить - он поступает хорошо. И, значит, все, что он делает - это хорошо. Хороший человек.
Дональд Винникот, кажется, посчитал, что достаточно хорошая или "обыкновенная преданная мать" угадывает потребности младенца с первого раза не всегда, даже где-то на 60% не угадывает, но запас прочности младенцев таков, что этого вполне хватает для их благополучия. И в будущем этого угадывания нужно все меньше и меньше, соответственно, дети растут, могут уже сами угадать свои потребности и тоже не нужно 100% попадания для счастья. То есть, мы обладаем достаточным запасом прочности, чтобы быть ок, даже если среда не отвечает нам взаимностью на все эти сто процентов. В принципе, мы системы с хорошей устойчивостью к ошибкам. Но это с биологической что ли точки зрения.
Но мы же обладаем второй сигнальной системой. И, вырастая из пеленок, годам к 4-5 становимся способны на моделирование других реальностей. При помощи слов и действий. Мы учимся врать. И это хорошо для творчества и создания иных миров и новых открытий. Но плохо для доверия.
Как получаются люди, которые не доверяют другим? Их часто обманывали. И чем раньше их начали обманывать, тем сильнее будет разрушено это доверие. Обман - это намеренное искажение информации об окружающем мире. Явное противоречие между тем, что есть и тем, как оно называется, причем осознанное со стороны того, кто в силу опыта больше об этом знает. Из каких побуждений - садистических или наоборот "тебе же так будет лучше" - это уже не так важно. Вернее, будет важно, если это было из лучших побуждений, но результаты получились плохими и за это принесли извинения. А так, по результату, совершенно не важно, из каких побуждений обманывать. Результат всегда один - нарушение доверия.
А вот в какую сторону оно нарушится - уже зависит от случая и начальных условий. Так человек, который часто обманывает других, он приписывает склонность к обману и всем окружающим. "Все врут" - так говорит человек, который тоже не считает чем-то зазорным соврать из соображений собственной выгоды. Соответственно, если я вру, то нет оснований доверять и другим. Даже собственному ребенку. Даже ребенку до 5 лет, который на осознанную ложь не способен в силу незрелости тех мозговых структур, которые отвечают за намеренную ложь. Обычно до 5 лет ребенок не врет. И ложь, впервые появляющаяся в 4-5 лет - свидетельство нормального развития интеллекта. Но сейчас не об этом. А о том, как разрушается доверие.
Так вот, чтобы человек перестал доверять себе, достаточно систематически подвергать его опыт сомнению. "Не ври, тебе не больно, что ты плачешь?". "Ты не замерз, ты хочешь кушать". Опять же, достаточно даже 40 процентов совпадений для того, чтобы доверие пострадало, но не очень. Так, подрастая, большинство из нас начинает подозревать, что родители не всегда были правы, местами очень неправы, и они не все про нас знают, да и мы теперь не все про себя рассказываем. И это нормально доверять другому человеку на 40%, а себе чуть побольше. И, в принципе, мы справляемся со своей жизнью и своими отношениями. А где не справляемся, нам, возможно, помогут, а, возможно, нет, но почему бы не попробовать
Но если опыт подвергается сомнению тотально, то сначала человек перестает доверять своим ощущениям. И, если в результате ему становится все хуже и хуже, перестает доверять окружающим, что они ему помогут. Это крайне сложная ситуация тотального одиночества и недоверия себе. И это тот случай, когда человек и до психотерапевта не дойдет. Чем ты мне поможешь, лысый, противный старикашка/слишком юная и неопытная дева/все вы мошенники и негодяи/все бабы - б, все мужики - м... За этим лежит очень болезненная, часто душераздирающая история надругательства над доверием. И куда пойдет эта история дальше - будет ли человек продолжать делать то же самое с другими или уйдет в болезнь или изоляцию - никто заранее предсказать не сможет.

Tags: Просто психология
Subscribe

Posts from This Journal “Просто психология” Tag

Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments